воскресенье, 25 апреля 2010 г.

Гордость пойдет в утиль - Кольская сверхглубокая скважина будет ликвидирована

Кольская сверхглубокая скважина была одним из символов отечественной науки. О ней снимали фильмы, писали книги. В данный момент на её месте стоит лишь небольшой обелиск!.
Эта техника, не имеющая аналогов в мире, позволила проникнуть в глубь земной коры на 12 262 метра, что на две с лишним тысячи метров превышает достижение геологов США.
Бурение Кольской скважины было начато в мае 1970 года не только с чисто научной целью - изучить глубинное строение Земли.

Организаторы проекта рассчитывали и на практический результат - обнаружить новые месторождения медно-никелевой руды. И эти ожидания оправдались. Ценные залежи были найдены на глубине около 1,5 километра.

Предполагалось, что Кольская сверхглубокая скважина после завершения ее проходки будет превращена в уникальную природную лабораторию для исследования с помощью специальных приборов глубинных процессов, протекающих в земной коре.

Однако распад СССР нарушил планы ученых. В 1995 году все научные работы из-за отсутствия средств были прекращены, а сама скважина законсервирована. Оборудование стало ржаветь, а производственный комплекс пришел в аварийное состояние и теперь представляет экологическую опасность для окружающей среды.

XX век ознаменовался триумфом человека в воздухе и покорением самых глубоких впадин Мирового океана. Лишь мечта проникнуть к сердцу нашей планеты и познать скрытую доселе жизнь ее недр по-прежнему остается недостижимой. «Путешествие к центру Земли» обещает быть необычайно трудным и увлекательным, таящим в себе массу неожиданностей и невероятных открытий. Первые шаги на этом пути уже сделаны - в мире пробурено несколько десятков сверхглубоких скважин. Информация, полученная при помощи сверхглубокого бурения, оказалась столь ошеломляющей, что поколебала устоявшиеся представления геологов о строении нашей планеты и дала богатейшие материалы для исследователей в самых разных областях знаний.
В середине 1950-х, когда бурильщики научились делать скважины глубиной более 7 км, человечество приблизилось к осуществлению весьма амбициозной задачи – пройти сквозь земную кору и посмотреть, что скрывается под ней.

Ближе всех к этой цели подошли наши соотечественники, пробурившие Кольскую сверхглубокую скважину.
Трудолюбивые китайцы в XIII веке рыли скважины глубиной 1 200 метров. Европейцы побили китайский рекорд в 1930 году, научившись пронзать земную твердь при помощи буровых на 3 километра. В конце 1950-х годов скважины удлинились до 7 километров. Начиналась эпоха сверхглубокого бурения.

Как и большинство глобальных проектов, идея пробурить верхнюю оболочку Земли возникла в 1960-х годах XX века, в разгар космических полётов и веры в безграничные возможности науки и техники. Американцы задумали ни много ни мало пройти скважиной всю земную кору и получить образцы пород верхней мантии. Представления о мантии тогда (как, впрочем, и сейчас) строились лишь на косвенных данных - скорости распространения сейсмических волн в недрах, изменение которой интерпретировалось как граница слоев горных пород разного возраста и состава. Учёные считали, что земная кора похожа на бутерброд: сверху молодые породы, снизу - древние. Однако лишь сверхглубокое бурение могло дать доподлинную картину строения и состава внешней оболочки Земли и верхней мантии.

В 1958 году в США появилась программа сверхглубокого бурения «Мохол». Это один из самых смелых и загадочных проектов послевоенной Америки. Как и многие другие программы, «Мохол» был призван обогнать СССР в научном соперничестве, установив мировой рекорд в сверхглубоком бурении. Название проекта происходит от слов «Мохоровичич» - это фамилия хорватского учёного, который выделил поверхность раздела между земной корой и мантией - границу Мохо, и «hole», что по-английски значит «скважина». Создатели программы решили бурить в океане, где, по данным геофизиков, земная кора значительно тоньше, чем на материках. Надо было спустить трубы на несколько километров в воду, пройти 5 километров океанского дна и достичь верхней мантии.

В апреле 1961 года у острова Гваделупа в Карибском море, где водная толща достигает 3,5 км, геологи пробурили пять скважин, самая глубокая из них вошла в дно на 183 метра. По предварительным расчётам, в этом месте под осадочными породами ожидали встретить верхний слой земной коры - гранитный. Но поднятый из-под осадков керн содержал чистые базальты - эдакий антипод гранитов. Результат бурения обескуражил и в то же время окрылил учёных, они стали готовить новую фазу бурения. Но когда стоимость проекта перевалила за 100 млн. долларов, конгресс США прекратил финансирование. «Мохол» не ответил ни на один из поставленных вопросов, но он показал главное - сверхглубокое бурение в океане возможно.
Тем временем Россия шла своим путём. Интерес к проблеме, разбуженный успехами США, вылился в программу «Изучение недр Земли и сверхглубокое бурение», но не в океане, а на континенте. Несмотря на многовековую историю, континентальное бурение представлялось совершенно новым делом. Ведь речь шла о недостижимых ранее глубинах - более 7 километров. В 1962 году Никита Хрущев утвердил эту программу, хотя руководствовался он скорее политическими мотивами, нежели научными. Ему не хотелось отстать от США.

Возглавил вновь созданную лабораторию при Институте буровой техники известный нефтяник доктор технических наук Николай Тимофеев. Ему было поручено обосновать возможность сверхглубокого бурения в кристаллических породах - гранитах и гнейсах. На исследования ушло 4 года, и в 1966 году эксперты вынесли вердикт - бурить можно, причём не обязательно техникой завтрашнего дня, достаточно того оборудования, что уже есть. Главная проблема - жара на глубине. Согласно расчётам, по мере внедрения в горные породы, слагающие земную кору, температура должна увеличиваться через каждые 33 метра на 1 градус. Значит, на глубине 10 км надо ожидать порядка 300°С, а на 15 км - почти 500°С. Такого нагрева бурильные инструменты и приборы не выдержат. Надо было искать место, где недра не столь горячи…
Такое место нашли - древний кристаллической щит Кольского полуострова.

Отчет, подготовленный в Институте физики Земли, гласил: за миллиарды лет своего существования Кольский щит остыл, температура на глубине 15 км не превышает 150°С. А геофизики подготовили примерный разрез недр Кольского полуострова. По их данным, первые 7 километров - это гранитные толщи верхней части земной коры, потом начинается базальтовый слой. Тогда представление о двухслойном строении земной коры было общепринятым. Но как оказалось позднее, и физики, и геофизики ошибались.  К бурению скважины, проектная глубина которой составляла 15 километров, приступили в мае 1970 года.
Создания принципиально новых устройств и гигантских машин бурение Кольской скважины СГ-3 не требовало. Начинали работать с тем, что уже имелось: установка «Уралмаш 4Э» грузоподъёмностью 200 тонн и легкосплавные трубы. Что действительно было нужно на тот момент, так это нестандартные технологические решения. Ведь в твёрдых кристаллических породах на столь большую глубину никто не бурил, и что там будет, представляли себе только в общих чертах. Опытные буровики, однако, понимали, что каким бы детальным ни был проект, реальная скважина окажется намного сложнее.

Через 5 лет, когда глубина скважины СГ-3 превысила 7 километров, смонтировали новую буровую установку «Уралмаш 15 000» - одну из самых современных по тем временам. Мощная, надёжная, с автоматическим спускоподъёмным механизмом, она могла выдержать колонну труб длиной до 15 км. Буровая превратилась в полностью обшитую вышку высотой 68 м, непокорную сильным ветрам, бушующим в Заполярье. Рядом выросли минизавод, научные лаборатории и кернохранилище.

При бурении на небольшие глубины мотор, который вращает колонну труб с буром на конце, устанавливают на поверхности. Бур представляет собой железный цилиндр с зубьями из алмазов или твёрдых сплавов - коронку. Эта коронка вгрызается в породы и вырезает из них тонкий столбик - керн. Чтобы охладить инструмент и извлечь из скважины мелкий мусор, в неё нагнетают буровой раствор - жидкую глину, которая все время циркулирует по стволу, словно кровь в сосудах. Через какое-то время трубы поднимают на поверхность, освобождают от керна, меняют коронку и вновь опускают колонну в забой. Так ведётся обычное бурение.

А если длина ствола 10-12 километров при диаметре 215 миллиметров? Колонна труб становится тончайшей нитью, опущенной в скважину. Как ею управлять? Как увидеть, что творится в забое? Поэтому на Кольской скважине внизу бурильной колонны установили миниатюрные турбины, их запускал буровой раствор, нагнетаемый по трубам под давлением. Турбины вращали твердосплавную коронку и вырезали керн. Вся технология была хорошо отработана, оператор на пульте управления видел вращение коронки, знал ее скорость и мог управлять процессом.

Каждые 8-10 метров многокилометровую колонну труб приходилось поднимать наверх. Спуск и подъем в общей сложности занимали 18 часов.
7 километров - отметка для Кольской сверхглубокой роковая. За ней начались неизвестность, множество аварий и непрерывная борьба с горными породами. Ствол никак не удавалось держать вертикально. Когда в первый раз прошли 12 км, скважина отклонилась от вертикали на 21°. Хотя буровики уже научились работать при невероятной кривизне ствола, дальше углубляться было нельзя. Скважину предстояло перебурить с отметки 7 километров. Чтобы получать вертикальный ствол в твёрдых породах, нужен очень жёсткий низ бурильной колонны, дабы он входил в недра, как в масло. Но возникает и другая проблема - скважина постепенно расширяется, бур болтается в ней, как в стакане, стенки ствола начинают рушиться и могут придавить инструмент. Решение этой задачи получилось оригинальным - была применена технология маятника. Бур искусственно раскачивался в скважине и подавлял сильные колебания. За счёт этого ствол получался вертикальным.

Наиболее распространённая авария на любой буровой - обрыв колонны труб. Обычно трубы пытаются захватить вновь, но если это случается на большой глубине, то проблема переходит в разряд неустранимых. Искать инструмент в 10-километровой скважине бесполезно, такой ствол бросали и начинали новый, чуть выше. Обрыв и потеря труб на СГ-3 случались многократно. В итоге в своей нижней части скважина выглядит как корневая система гигантского растения. Разветвлённость скважины огорчала буровиков, но оказалась счастьем для геологов, которые неожиданно получили объёмную картину внушительного отрезка древних архейских пород, сформировавшихся более 2,5 млрд. лет назад.

В июне 1990 года СГ-3 достигла глубины 12 262 м. Скважину стали готовить к проходке до 14 км, и тут вновь произошла авария - на отметке 8 550 м колонна труб оборвалась. Продолжение работ требовало долгой подготовки, обновления техники и новых затрат. В 1994 году бурение Кольской сверхглубокой прекратили. Через 3 года она попала в Книгу рекордов Гиннесса и до сих пор остается непревзойдённой. До этого времени она представляла собой лабораторию для изучения глубоких недр.

СГ-3 была секретным объектом с самого начала. Виноваты и пограничная зона, и стратегические месторождения в округе, и научный приоритет. Первым иностранцем, посетившим буровую, стал один из руководителей Академии наук Чехословакии. Позже, в 1975 году, о Кольской сверхглубокой вышла статья в «Правде» за подписью министра геологии Александра Сидоренко. Научных публикаций по Кольской скважине по-прежнему не было, но кое-какие сведения за рубеж просачивались. Больше по слухам мир стал узнавать - в СССР бурят самую глубокую скважину.

Завеса тайны, наверное, висела бы над скважиной до самой «перестройки», не случись в 1984 году в Москве Всемирного геологического конгресса. К столь крупному в научном мире событию тщательно готовились, для Министерства геологии даже построили новое здание - ожидали много участников. Но зарубежных коллег интересовала в первую очередь Кольская сверхглубокая! Американцы вообще не верили в то, что она у нас есть. Глубина скважины к тому моменту достигла 12 066 метров. Скрывать объект более не имело смысла. В Москве участников конгресса ждала выставка достижений российской геологии, один из стендов был посвящён скважине СГ-3. Специалисты всего мира недоуменно взирали на обычную буровую головку со стёртыми твердосплавными зубьями. И этим бурят самую глубокую в мире скважину? Невероятно! В посёлок Заполярный отправилась большая делегация геологов и журналистов. Посетителям показали буровую в действии, доставали и отсоединяли 33-метровые секции труб. Вокруг высились кучи точно таких же буровых головок, как и та, что лежала на стенде в Москве.

От Академии наук делегацию принимал известный геолог, академик Владимир Белоусов. Во время пресс-конференции из зала ему задали вопрос:
- Что же самое главное показала Кольская скважина?
- Господа! Главное, она показала то, что мы ничего не знаем о континентальной коре, - честно ответил учёный.

Кое-что о земной коре континентов, конечно, знали. Тот факт, что континенты сложены очень древними породами, возрастом от 1,5 до 3 миллиардов лет, не опровергла даже Кольская скважина. Однако составленный на основании керна СГ-3 геологический разрез оказался прямо противоположным тому, что учёные представляли себе ранее. Первые 7 километров были сложены вулканическими и осадочными породами: туфами, базальтами, брекчиями, песчаниками, доломитами. Глубже лежал так называемый раздел Конрада, после которого скорость сейсмических волн в породах резко увеличивалась, что интерпретировалось как граница между гранитами и базальтами. Этот раздел был давно пройден, но базальты нижнего слоя земной коры так нигде и не появились. Наоборот, начались граниты и гнейсы.
строение земной коры
Разрез Кольской скважины опроверг двухслойную модель земной коры и показал, что сейсмические разделы в недрах - это не границы слоев из пород разного состава. Скорее они указывают на изменение свойств камня с глубиной. При высоком давлении и температуре свойства пород, видимо, могут резко меняться, так, что граниты по своим физическим характеристикам становятся похожи на базальты, и наоборот. Но поднятый на поверхность с 12-километровой глубины «базальт» тут же становился гранитом, хоть и испытывал по пути сильнейший приступ «кессонной болезни» - керн крошился и распадался на плоские бляшки. Чем дальше уходила скважина, тем меньше качественных образцов попадало в руки учёных.

Глубина заключала в себе много неожиданностей. Раньше было естественно думать, что с удалением от поверхности земли, с ростом давления породы становятся более монолитными, с малым количеством трещин и пор. СГ-3 убедила учёных в обратном. Начиная с 9 километров, толщи оказались очень пористыми и буквально напичканы трещинами, по которым циркулировали водные растворы. Позднее этот факт подтвердили другие сверхглубокие скважины на континентах. На глубине оказалось гораздо жарче, чем рассчитывали: на целых 80°! На отметке 7 км температура в забое была 120°С, на 12 км - достигла уже 230°С. В образцах Кольской скважины учёные обнаружили золотое оруденение. Вкрапления драгоценного металла находились в древних породах на глубине 9,5-10,5 км. Впрочем, концентрация золота была слишком мала, чтобы заявлять о месторождении - в среднем 37,7 мг на тонну породы, но достаточная, чтобы ожидать его и в других подобных местах.

 Высокие температуры, встреченные буровиками под землей, навели ученых на мысль использовать этот практически неисчерпаемый источник энергии. Например, в молодых горах (каковыми являются Кавказ, Альпы, Памир) на 4-километровой глубине температура недр достигнет 200°С. Эту природную батарею можно заставить работать на себя. Надо пробурить рядом две глубокие скважины и соединить их горизонтальными штреками. Потом в одну скважину закачивать воду, а из другой извлекать горячий пар, который пойдет на отопление города или получение другого вида энергии.

Серьёзной проблемой для таких предприятий могут стать едкие газы и флюиды, нередкие в сейсмически активных районах. В 1988 году американцам пришлось завершить бурение скважины на шельфе Мексиканского залива у берегов штата Алабама, достигнув глубины 7 399 м. Причиной тому стали температура недр, достигавшая 232°С, очень высокое давление и выбросы кислотных газов. В тех районах, где есть месторождения горячих подземных вод, можно добывать их прямо из скважин с довольно глубоких горизонтов. Такие проекты подходят для районов Кавказа, Памира, Дальнего Востока. Однако высокая стоимость работ ограничивает глубину добычи четырьмя километрами.

Рекорд Кольской скважины по-прежнему остается непревзойдённым, хотя в глубь Земли наверняка можно пройти 14 и даже 15 км. Однако вряд ли такое единичное усилие даст принципиально новые знания о земной коре, в то время как сверхглубокое бурение - дело весьма дорогое. Времена, когда с его помощью проверяли самые разные гипотезы, давно прошли. Скважины глубже 6-7 км с чисто научными целями почти перестали бурить. К примеру, в России остались всего два объекта такого рода - Уральская СГ-4 и Ен-Яхинская скважина в Западной Сибири. Их ведет государственное предприятие НПЦ «Недра», расположенное в Ярославле.

В мире пробурено так много сверхглубоких и глубоких скважин, что ученые не успевают анализировать информацию. В последние годы геологи стремятся изучать и обобщать полученные с больших глубин факты. Научившись бурить на большие глубины, люди хотят теперь получше освоить доступный им горизонт, сконцентрировать усилия на практических задачах, которые принесут пользу уже сейчас. Так в России, выполнив программу научного бурения, пробурив все 12 задуманных сверхглубоких скважин, сейчас работают над системой для территории всего государства, в которой геофизические данные, полученные при помощи «просвечивания» недр сейсмическими волнами, будут увязаны с информацией, добытой сверхглубоким бурением.

Без скважин разрезы земной коры, построенные геофизиками, - всего лишь модели. Чтобы на этих схемах появились конкретные горные породы, нужны данные бурения. Тогда геофизики, работы которых намного дешевле буровых и охватывают большую площадь, смогут гораздо точнее предсказывать месторождения полезных ископаемых.

Сверхглубокое бурение позволило заглянуть в недра и понять, как ведут себя горные породы при высоких давлениях и температуре. Представление, что горные породы с глубиной становятся плотнее и пористость их убывает, оказалось неверным, как и точка зрения о сухих недрах. Впервые это было обнаружено при бурении Кольской сверхглубокой, другие скважины в древних кристаллических толщах подтвердили тот факт, что на многокилометровой глубине горные породы разбиты трещинами и пронизаны многочисленными порами, а водные растворы свободно движутся под давлением в несколько сот атмосфер. В этом открытии состоит одно из важнейших достижений сверхглубокого бурения. Оно заставило вновь обратиться к проблеме захоронения радиоактивных отходов, которые предполагалось помещать в глубокие скважины, что казалось совершенно безопасным. Учитывая информацию о состоянии недр, полученную в ходе сверхглубокого бурения, проекты создания подобных могильников ныне выглядят весьма рискованными.

Как-то раз Кольская сверхглубокая оказалась в центре мирового скандала. В одно прекрасное утро 1989 года директору скважины Давиду Губерману позвонили главный редактор областной газеты, секретарь обкома и ещё масса самых разных людей. Все хотели узнать про дьявола, которого буровики якобы подняли из недр, как о том сообщили некоторые газеты и радиостанции по всему миру.

Директор опешил, и - было от чего! «Учёные обнаружили ад», «Сатана сбежал из ада» - гласили заголовки. Как сообщалось в прессе, геологи, работающие очень далеко в Сибири, а может быть, на Аляске или даже Кольском полуострове (единого мнения на сей счёт у журналистов не было), проводили бурение на глубине 14,4 км, как вдруг бур начал сильно болтаться из стороны в сторону. Значит, внизу большая дыра, подумали учёные, видимо, центр планеты - пустой. Датчики, опущенные вглубь, показывали температуру 2 000°С, а суперчувствительные микрофоны озвучили …вопли миллионов страдающих душ. В результате бурение было прекращено из-за опасений выпустить адские силы на поверхность. Конечно, советские учёные опровергли эту журналистскую «утку», но отголоски той давней истории ещё долго кочевали из газеты в газету, превратившись в своеобразный фольклор. Спустя несколько лет, когда байки про ад уже позабылись, сотрудники Кольской сверхглубокой побывали в Австралии с лекциями. Их пригласили на приём к губернатору штата Виктория, кокетливой даме, которая приветствовала русскую делегацию вопросом: «И какого черта вы оттуда подняли?»

 В 1995 году на базе завершенной бурением Кольской сверхглубокой скважины (СГ-3) была организована первая в мире Кольская глубинная геолаборатория - КГЛ (Приказ Роскомнедра № 26 от 20.02.1995 г.), которая ознаменовала собой новое направление в изучении недр Земли – путем регулярных наблюдений пространственно-временных вариаций физических полей и комплексного изучения геологической среды ее геопространства. Пространственно-временные координаты самой КГЛ таковы: ствол СГ-3 глубиной 12262 м, геопространства - Печенгский геоблок – площадью более 8000 кв. км., временной диапазон кристаллических пород – около 1,3 млрд. лет (3.0-1.7 млрд. лет). Согласно Положению о геолаборатории, проводимые ею исследования предусматривали решение широкого круга задач, соответствующих четырем основным направлениям:

• Геологическое строение и эволюция континентальной земной коры (современное строение земной коры и современные геологические процессы, процессы геологического прошлого);
• Природа и пространственно-временные вариации физических полей Земли (источники полей и их природа, природа геофизических границ, вариации физических полей);
• Экологический мониторинг окружающей среды (подземная биосфера и ее взаимодействие с геологическими процессами, мониторинг флюидосферы и влияние на нее, и биосферу техногенных факторов, прогнозирование глобальных изменений окружающей среды и природных катастроф).
• Развитие новых технологий (геолого-геофизических исследований, бурения, использование глубинных недр для добычи полезных ископаемых и размещения отходов производства). Кроме того, в процессе работы КГЛ сформировались еще два важных направления ее деятельности: • Обеспечение сохранности ствола СГ-3, бурового и каротажного комплексов и их бесперебойного функционирования в режиме работы геолаборатории.
• Создание баз данных, полученных в процессе проводки СГ-3 и в процессе исследований геолаборатории, передача их в Банк данных «Научное бурение».

Предполагался длительный период работы КГЛ, составляющий как минимум 11-летний цикл солнечной активности (солнечный год). Были разработаны два проекта исследований КГЛ, соответствующие двум этапам: 1995-2000 гг и 2001-2005 гг. В течение первого этапа планировалось разработать и запустить стартовый комплекс геолого-геофизических исследований по наблюдению пространственно-временных вариаций физических полей и свойств геологической среды Печенгского геоблока, оценить эффективность его отдельных составляющих и дать рекомендации по их дальнейшему развитию.

Но этот этап совпал с очень неудачным периодом в экономической жизни страны: резко сократилось финансирование, планы аппаратурного обеспечения КГЛ были сорваны, что повлекло свертывание некоторых геофизических исследований. Тем не менее, благодаря помощи некоторых отечественных научно-производственных организаций (ВИРГ-Рудгеофизика, ВНИИГИС, НПЦ «Недра» и др.), главная задача геолаборатории – запуск и отработка стартового комплекса исследований – была успешно решена. В течение этого этапа осуществлялся непрерывный контроль состояния открытой части ствола (инклинометрия, профилеметрия), изучались процессы релаксации физических полей околоскважинного горного массива (теплового, напряженного состояния), нарушенных в процессе бурения СГ-3. Отрабатывались методики, и технология режимных наблюдений вариаций физических полей (теплового, электрического, сейсмоакустического и др.).

Кроме того, в этот период была подготовлена и издана монография «Кольская сверхглубокая. Научные результаты и опыт исследований» (Москва 1998), в которой изложены материалы заключительного периода проводки СГ-3 и исследования ее разреза и Печенгского геоблока. С решением задач геологического направления первого этапа дело обстояло значительно лучше, главным образом благодаря заинтересованности многих научных организаций России и ряда зарубежных стран в использовании материалов СГ-3. Творческое сотрудничество, зародившееся еще на первых стадиях проводки СГ-3, продолжилось и в процессе работы Кольской геолаборатории. Постоянными партнерами геологических работ КГЛ были отраслевые и академические научные организации, некоторые вузы (ВСЕГЕИ, ИМГРЭ, ИГЕМ, ГИ КНЦ, ИГГД, ОИФЗ РАН, СПбГУ и др.).

С их участием решались главные задачи геологического направления – определение и изучение ключевых участков поверхности Печенгского геоблока, адекватных по своему строению и строению, определенным интервалам разреза СГ-3. С породами протерозойского комплекса обычно проблем не возникало благодаря сохранению основных черт строения и состава вулканогенных и осадочных свит на большую глубину. Что же касается архейского обрамления Печенгской структуры, то для определения идентичности тех или иных амфаболито-гнейсовых ассоциаций разреза СГ-3 и поверхности возникали значительные сложности, что потребовало применения специальных методов геологоструктурных, петрологичсеких и минералого-геохимических исследований. В результате были выделены и детально изучены более 10 ключевых участков поверхности, адекватные определенным интервалам разреза протерозойского и архейского комплексов в СГ-3.

В 1998 г. творческое сотрудничество между КГЛ и научными организациями вылилось в проведение совместных работ по международному проекту МПГК-408 ЮНЕСКО «Строение, состав и физические свойства пород и минералов по разрезу Кольской сверхглубокой скважины и их гомологов на поверхности» (1998-2002 гг.). Помимо многих научных организаций России в исследованиях по проекту участвовали научные организации Англии, Германии, Норвегии, Словакии, США, Финляндии, Франции, Чехии и других стран. В процессе работ по проекту выполнен широкий комплекс петрологических, минералого-геохимических, геохронологических исследований, первые результаты которых опубликованы в специальном сборнике в 2000 г. Наиболее плодотворным был второй этап деятельности КГЛ (2001-2005 гг.), имевший принципиальные отличия в проведении исследований и их планировании. В этот период в результате совершенствования методов и технологии исследований было получено наибольшее количество данных по всем направлениям геофизических и геологических работ. Во-первых, все геофизические исследования проводились двумя методами: обычными каротажными (на спуске и подъеме приборов) и мониторинговыми (с длительным выстаиванием на определенной глубине).

Это дало не только значительно больший, но и качественно новый объем данных о состоянии и вариациях геополей - теплового сейсмоакустического, шумового, магнитного, радиоактивного. Впервые был испытан новый скважинный гравиметр на высокочувствительных пленочных акселерометрах. Все исследования вариаций полей проводились на отечественной аппаратуре. Во-вторых, изменилось качество проводимых исследований: от простой фиксации пространственно-временных вариаций геополей были предприняты удачные попытки новой математической обработки полученных данных, позволившие наметить взаимосвязи вариаций различных геополей, а также выявить и оценить их зависимость от космических процессов. Геологические исследования в этот период были нацелены на создание моделей строения и эволюции Печенгского геоблока, получение геохронологических реперов развития континентальной земной коры, анализ состояния кристаллического вещества на различных глубинах разреза СГ-3, петролого-геохимическое объяснение процессов становления и метаморфизма протерозойского и архейского комплексов, сравнительное изучение рудной минерализации разреза СГ-3 и приповерхностной зоны геоблока и др. Частично эти работы выполнялись в рамках международного проекта ИНТАС 01-0314 «Геодинамика по разрезу Кольской сверхглубокой: структура, свойства, палео - и современные напряжения в кристаллическом веществе до глубины 12261 м» (2002 - май 2005гг). В геологических исследованиях использовались все современные методы: при построении моделей Печенгского геоблока – методы гравимагнитной томографии и тектонофизического моделирования, в петролого–минералогических и геохимических исследованиях – все методы изучения структуры и состава кристаллического вещества, включая микрозондовый, рентгенструктурный, мессбауэровской и инфракрасной спектроскопии, масспектрометрический, анализ изотопного состава U, Pb, Sr, Rb, благородных газов. Особое внимание было обращено на изучение малых, рассеянных и рудноземельных элементов в породах, что позволяет судить об источнике вещества (коровым, мантийным) в исследуемых породных ассоциациях. В этот период были выполнены геоэкологические исследования: анализ поровых растворов в породах разреза СГ-3 и поверхности Печенгского геоблока, распределение газовых компонентов в протерозойских и архейских комплексах разреза СГ-3, мониторинг флюидосферы в стволе СГ-3 и скважинах наблюдательной сети и в небольшом объеме – микробиологические исследования. На протяжении всего периода деятельности КГЛ утвержденным перечнем технико-технологических работ обеспечивалась сохранность ствола СГ-3, бурового и каротажного комплексов и их бесперебойное функционирование. Создаваемые базы данных проводимых исследований регулярно передавались в Банк данных «Научное бурение». Отличительной особенностью работ этого этапа являлось так же их планирование: оно осуществлялось на основании конкурсных проектов, последний из которых именовался «Завершение цикла исследований геополей в Кольской глубинной геолаборатории» (2004-2005 гг.), а к нему было подготовлено Дополнительное соглашение от 17 февраля 2005г к государственному контракту №27 от 13 сентября 2004 г.

Работы корректировались ежегодными техническими (геологическими) заданиями и календарными планами, техническим заданием к дополнительному соглашению от 17 февраля 2005 г. Предусмотрено завершение всех исследований КГЛ, обобщение материалов, составление заключительного отчета, а также передачу в ФГУП НПЦ «Недра» на ответственное хранение всего каменного (керна, шлама, коллекций, шлифов, ) и фактографического материалов (документации разреза СГ-3, описанием шлифов и аншлифов, аналоговых диаграмм, ГИС, архива и др.), а баз данных всех исследований – в Банк данных «Научное бурение». В соответствии с этими документами, к концу 2005 года Кольская глубинная геолаборатория завершила свою деятельность, а скважина и буровой комплекс были переведены в режим консервации. Однако материалы исследований, полученные в процессе проходки скважины, функционирования ее в качестве геолаборатории, а также нахождения в режиме консервации, оказались востребованными в очередной раз при проведении работ по объекту «Мониторинг состояния сверхглубоких скважин с целью оценки влияния природных факторов на сохранность ствола и около скважинного пространства». Планировавшиеся сроки проведения этих работ – 2006-2008 годы, однако работы были завершены досрочно в 2007 году. Основным результатом исследований стали рекомендации по комплексу методов и мероприятий для обеспечения сохранности сверхглубоких скважин в режиме длительной консервации.

А вот в 2009 году это уникальное сооружение оказалось брошенным на произвол судьбы, все оборудование варварским способом было демонтировано и сдано на металлолом, а в сентябре начали разрушать и саму вышку.

Почитайте другие похожие по тематике статьи



Related Posts Plugin for WordPress, Blogger...